11 Сентября 2020
Источник долг.рф

Титов предложил скупить «плохие долги» банков по всей России

Бизнес-омбудсмен Борис Титов предложил создать «банк плохих долгов». По его мнению, это буквально спасет ситуацию, сложившуюся в банковском секторе из-за пандемии, и сможет упредить банкротство. В пример он привел аналогичную организацию, что функционировала в 1998 году и помогла привести в равновесие кредитный рынок.

К первому августа просроченная задолженность в корпоративном секторе превысила 8,2 %, и объем «плохих» кредитов достиг 11,56 трлн руб. Титов обратил внимание, что резервов банков хватит, чтобы покрыть только половину этого объема — 6,21 трлн руб.

По его задумке «банк плохих долгов» должен функционировать ограниченное время (4-8 лет) и должен быть создан на основе частного капитала. Однако глава ЦБ Эльвира Набиуллина парировала — финансовый регулятор не видит необходимости в создании такого института. ДОЛГ.РФ выяснил, неужели сейчас состояние сектора настолько плачевное, что для его решения нужны методы печального 1998 года, и почему мнение Бориса Титова разделяет сам бизнес.

Ситуация 1998 года не повторится

«Мы тогда жили совершенно в иной экономической реальности и совсем с другим финансовым рынком. С тех пор у должников появились разные инструменты реабилитации и возможности справиться с долгами, поэтому невозможно повторить то, что произошло в 1998», — считает руководитель проекта ОНФ «За права заёмщиков» Евгения Лазарева.

Сейчас кредиторы предлагают комфортные программы реструктуризации и рефинансирования долгов, есть возможность оформления льготного периода, обсуждаются инициативы о продлении кредитных каникул плюс работает закон об ипотечных каникулах. Все эти инструменты позволяют поддержать должника и перевести его обязательства из разряда безнадёжных в категорию обслуживаемых.

«В создании „банка плохих долгов“, несмотря на экономический кризис и явления, связанные с пандемией, пока нет особой необходимости. Как говорят врачи, для этого нет диагностических показаний», — говорит Евгения Лазарева.

Так, создание подобных структур — это интимный вопрос рынка и регулятора. Самое важное для государства — устойчивость банковской системы и не допущение финансовой и экономической катастрофы, и неважно, какими инструментами этого добиваться. Представители ОНФ склонны полагать, что Банк России воспользуется предложением Титова, если это будет необходимо. Но не сейчас — очевидных оснований нет.

Генеральный директор ГК TWINO Ашот Торосян согласен, что предложение Титова может свидетельствовать о приближении текущей экономической ситуации к той, которую мы наблюдали в 1998 году.

«Сейчас российская экономика более устойчива. Из-за падения реальных доходов населения проблема „плохих“ долгов действительно усугубилась, но это не тот объем, что может пошатнуть стабильность финансовой системы», — считает эксперт.

Он отметил, что существующих защитных механизмов (резервов на случай возможных потерь) пока достаточно, чтобы держать проблему под контролем. При этом, когда прибыль кредитных учреждений достигнет нескольких триллионов рублей, банковская система сможет себе позволить списать с баланса «плохие» кредиты.

Мнение Титова — это мнение предпринимателя

Мнение Бориса Титова о необходимости создания банка «плохих» долгов — это видение ситуации глазами предпринимателя, защищающего частный бизнес, уверена Гульнара Ручкина, декан юридического факультета Финансового университета при Правительстве РФ. При этом некорректно сравнивать экономическую ситуацию 1998 года и текущую, учитывая значительную роль государства в экономике, а также сложившуюся систему управления.

При оценке предложения Титова следует руководствоваться суждениями руководителей, обладающих специальной компетенцией. Так, глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина, обладающая оперативной информацией о состоянии банковской системы, заявила, что в настоящее время она не видит веских причин для создания в России фонда «плохих активов». Ситуация в банковском секторе находится под контролем, и ЦБ РФ принимает необходимые меры для снижения системных рисков на финансовых рынках.

«Возможно, отдельные банки не имеют сформированных резервов на возможные потери от сомнительных, проблемных и безнадежных кредитов. Но вместе с тем у государства имеются достаточные ресурсы, чтобы оказывать адресную помощь системообразующим банкам», — поясняет свою позицию Гульнара Ручкина.

Напомним, в последние годы Банк России осуществляет мероприятия, связанные с выводом из банковской системы игроков, не способных соответствовать современным требованиям.